Мошенничество: подписание договора неуполномоченным лицом

Вернуться в оглавление журнала ->

 

Согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 182 ГК РФ полномочие может явствовать не только из доверенности, но и «... из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.)»

Ранее суды исходили из точного толкования фразы: «и т.п.» - «и тому подобное» - о том,  что перечень этих лиц является подобным, кроме розничного продавца, кассира, уполномоченными аналогичным образом могут быть операторы АЗС, администраторы гостиниц и иные подобные лица. Предполагалось, что при заключении розничного договора купли-продажи, при оплате за проживание в гостинице (заключение договора оказания гостиничных услуг) – полномочия продавца или кассира явствует из обстановки.

С 2012 года арбитражные суды стали считать, что фраза «и тому подобное» означает: незакрытый перечень лиц и  распространили «явственные полномочия» на всех работников организации. 

Это привело к тому, что недобросовестные контрагенты стали конструировать эффективные многомиллионные мошеннические схемы, используя абзац 2 пункта 1 статьи 182 ГК РФ и статью 402 ГК РФ «Ответственность должника за своих работников», а суды выступили инструментом для легализации этих схем.

Всё что нужно для этих схем – это иметь (ранее или в настоящее время) доступ к печати организации и найти бывшего или настоящего корыстного или обиженного работника, готового поставить свою подпись в документ. Это может быть любой работник, и не обязательно, чтобы он был материально ответственным лицом. Судебная практика показывает, что этими лицами выступали: прорабы, офис-менеджеры, менеджеры продаж, кладовщики, экспедиторы, водители и т.д.

Эти работники «покупали» у недобросовестных поставщиков неликвидный товар, по более дорогой цене, в ненужных объемах для организации-работодателя. Иногда это было не доказуемое мошенничество: физической поставки товара не было, мнимая поставка проводилась только документально, по товарным накладным.

Например, бывший офис-менеджер может подписать «задним числом» договор аренды, договор на приобретение товара на крупную сумму, подписать товарную накладную или акт о приеме вагона прошлогоднего снега и поставить печать организации. Привлечь такого работника к уголовной ответственности за растрату товарно-материальных ценностей нельзя, так как он не несет полной  материальной ответственности, нет его вины и в том, что полученный им «товар» не был оприходован в организации-работодателя: его вины нет, что прошлогодний снег растаял, а вся ответственность, как известно, за действия работников лежит на организации.  

Имея на руках правильно оформленные и подписанные «сторонами сделки» документы, недобросовестный контрагент обращается в арбитражный суд о взыскании задолженности по договору поставки (аренды и т.д.) и процентов за несвоевременное погашение задолженности (так как документы были подписаны работником «задним числом»). И суды удовлетворяют эти требования.

Суды не принимают положение пункта 3 статьи 9 закона «О бухгалтерском учете» (№ 402-ФЗ от 06.12.2011 г.) о том, что первичный учетный документ (товарная накладная, например) должен быть составлен при совершении факта хозяйственной жизни, а если это не представляется возможным - непосредственно после его окончания. Суды считают, что составленные «задним числом» документы не опровергают факт поставки товара, и это не является достаточным считать такие документы недостоверными.

Пример: определение арбитражного суда Новосибирской области от 12.05.2017 г. по делу № А45-14006/2016:

Обстоятельства, связанные с установлением срока давности изготовления товарных накладных (составление позднее, нежели в указанные в них даты), не опровергают факт поставки товара и не влекут недействительность договора поставки по существу. Вопрос установления времени исполнения реквизитов, соответствия времени их выполнения датам документов не является единственным значимым для рассмотрения реальности факта поставки. В связи с этим выяснение периода их выполнения не опровергает наличие подписей, направленность действий сторон на согласование существенных условий договора поставки.

Даже в случае установления судом изготовления документа не в ту дату, которая фактически отражает хозяйственные операции в этом документе, это обстоятельство не является достаточным, чтобы считать документ недостоверным.

Иными словами: если суд установит, что товарная накладная была пописана «задним числом», то это не является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, в том числе неустойки за несвоевременную уплату задолженности.

 

Надо отметить, что полномочия «явственно уполномоченных» работников, при заключении ими сделок, не ограничены никем и ничем. Лицо, действующее по доверенности – ограниченно в своих полномочиях доверенностью, исполнительный орган (генеральный директор) - ограничен законодательно: он обязан действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 ГК РФ), он обязан согласовывать крупные сделки, на него может быть возложена субсидиарная ответственность.

 

При удовлетворении исковых требований недобросовестных контрагентов и мошенников суды не учитывают наименование должностей работников, подписавших тот или иной договор, товарную накладную или акт, не учитывают их компетенции, должностные инструкции и тарифно-квалификационные справочники.

Парадокс и сложность российской судебной практики заключается в том, что в судах полномочия генерального директора, офис-менеджера, секретаря и кладовщика признаются равнозначными, и документы, подписанные ими без доверенности от лица организации, признаются действительными, и с организации взыскивается задолженность в размере всей суммы, возникшей по ним.

 

Пример: арбитражный суд Новосибирской области, дело № А45-21293/2016: сумма исковых требований: более 5 миллионов рублей и 5 миллионов – неустойка за ненадлежащее (несвоевременное) исполнение покупателем договора поставки. Арбитражный суд полностью удовлетворил исковые требования истца. «Покупатель» обратился в юридическую компанию «Капитал Групп» за помощью. Апелляционная инстанция «засилила» решение суда первой инстанции. 06 июня 2017 года кассационная инстанция отменила судебные акты нижестоящих судов и вернула дело на рассмотрение в суд первой инстанции.

Перед нами стоит задача: в суде первой инстанции «сломать» практику уполномочивания судами работников организации через «явственную обстановку» и доказать, что кладовщик организации, не имея доверенности, не был уполномочен подписывать договор на поставку (приобретение) товаров, не вправе был подписывать от имени организации товарные накладные о принятии товара в собственность. 14.06.2017 г.

 

Вернуться в оглавление журнала ->